....
15:54
24.11.2017
 
| Главная | Форум | Доска объявлений | Карта города
| Фотоконкурс | Обратная связь | Регистрация | Вход|
Меню сайта
UzComp
Архив новостей
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

   Рындин Евгений Юрьевич – офицер 100-й дивизии оперативного назначения внутренних войск (Северо-Кавказский округ внутренних войск МВД РФ), лейтенант.
   Родился 10 марта 1972 года в городе Мингечаур Азербайджана. Вырос и окончил школу №1 в городе Узловой Тульской области. Со школы готовил себя к военной службе. В 1993 году с отличием окончил Владикавказское высшее военное командное училище внутренних войск имени С.М. Кирова. Был направлен для прохождения службы в Северо-Кавказскую дивизию внутренних войск. Прошел за два года все горячие точки Северного Кавказа: Северную Осетию, Ингушетию.
В конце января 1995 года он был направлен на заставу внутренних войск в Ачхой-Мартан, на заставе в свои 23 года был старшим и отвечал за жизнь сорока бойцов, недавно вышедших из стен школы.
В ночь с 29 на 30 марта сторожевая охрана заметила неизвестных у молочнотоварной фермы, куда и направился Евгений с двумя солдатами. Бандиты цепью стали обходить заставу, а Рындин принял бой, длившейся более часа. К боевикам прибыло пополнение. Евгений приказал бойцам отходить, а сам прикрыл их. До последнего патрона в автомате сдерживал боевиков.
Тело офицера нашли в лесу. Его били, пытали паяльной лампой, а потом убили, ведь Евгений лично уничтожил 11 боевиков. Евгения похоронили в Узловой.
За мужество, отвагу при исполнении своего служебного долга родители лейтенанта Российской Армии Евгения Рындина, погибшего 30 марта в Чечне, получили посмертную награду сына - медаль «Золотая Звезда» Героя Российской Федерации. Указ о награждении Евгения был подписан Президентом 25 августа 1995 года.


  Подвиг начинается тогда, когда человек во имя большого дела осознанно и добровольно идет на риск.

1. НАЧАЛЬНИК ЗАСТАВЫ. 29 МАРТА 95-ГО ГОДА

В ЧЕЧНЕ весной рано ложатся сумерки. На боевых позициях, на заставах и блокпостах, где военный люд живет в постоянном напряге, это еще заметнее. По московским меркам солнышку вовсю бы еще рдеть над горизонтом, а темнота, волчицей выскользнувшая из горных ущелий, уже приобретает окрас непроницаемой чернильной густоты. И наступает час ночных хищников.
...Вход в землянку заслонил силуэт в неуклюжем коконе брони.
— Золотухин? Докладывай!
— Товарищ лейтенант, возле фермы кучкуются нохчи. Кажись, с оружием. Затевают что-то...
— Опять?!
Начальник заставы, невысокий подвижный крепыш, пружинисто поднялся с ящика, заменявшего стул, взял автомат и шагнул в стылый, дышащий тревогой сумрак. Волглые берцы утонули в жирной, как пластилин, грязи. Лейтенант поморщился, машинально отряхивая ботинки. Он терпеть не мог грязной обуви. Ему еще с первого курса училища нравилось щеголять в начищенных до зеркального блеска ладных сапожках. Особенно на каникулах, в родном уютном городке. Но война заставляет мириться и с грязью, и с продымленными сырыми землянками, и с неизбывным чувством тревоги, из-за которого клешнит сердце даже во сне. А сейчас тревога пульсирует в нервах так, словно его, лейтенанта Евгения Рындина, подсоединили невидимыми нитями к источнику высокого напряжения.
О том, что недалеко от заставы крутятся подозрительные типы, сержант Алексей Золотухин, отвечающий за боевое охранение, докладывал ему несколько раз. Хотя и без докладов подчиненных он, как командир, владел обстановкой — настолько, насколько позволяли возможности визуального наблюдения. И прекрасно понимал: застава, перекрывшая дорогу к Ачхой-Мартану, для дудаевцев как кость в горле. По раскисшему полю на колесных машинах в обход не проехать, а напрямую через посты, где неусыпно бдят солдаты, досматривая пешего и конного, — себе дороже: крепок заслон. Разве что ночью, внезапно обстреляв окопы из минометов и автоматических гранатометов. И то прорвать оборону у недругов вряд ли получится. Короче, глядеть в оба, лейтенант!
Поднявшись на наблюдательный пункт, Рындин достал бинокль, нашарил глазами силуэт молочно-товарной фермы, еле различимый в быстро густеющих сумерках. Да, сержант не ошибся: там люди. Наведя резкость, Евгений увидел в руках у мужчин стволы. Подобраться бы поближе да разведать, сколько "духов”, есть ли у них тяжелое вооружение. Если силы приличные скопились, пожалуй, надо будет попросить подмогу на броне.
Мысль о разведке — а это, кстати, одна из задач заставы — настолько захватила лейтенанта, что он, словно на киноэкране, увидел себя там, близ фермы у кромки леса. О чем говорят между собой сгрудившиеся в стаю боевики, сколько у них стволов? Подслушать бы. Посчитать.
Так созрело командирское решение.
Вернувшись к землянке, он позвал сержанта-контрактника Кривоконя.
— Собирайся, Саня, пойдешь со мной на разведку. Сдается мне, к ферме подтянулись "чехи”, не иначе по наши души. Поглядим, сколько их, выясним намерения и при необходимости вызовем подкрепление... А ты, Золотухин, остаешься за старшего. Мы быстренько — одна нога здесь, другая там. Послал бы пару бойцов, да боюсь, по неопытности вляпаются пацаны.
— Вляпаются, как пить дать, товарищ лейтенант. И вы поосторожнее, берегите себя, — озабоченно сказал сержант Золотухин.
— Не волнуйся, Леша, не помрем, — улыбнулся Рындин. — Ну а припечет, дам красную ракету. Тогда действуй, как учили.
— Без вопросов, — вздохнул Золотухин, провожая взглядом удалявшихся разведчиков.
В томительном ожидании прошли полчаса. Потом еще тридцать минут. И еще...

2. ЛЮДМИЛА НИКОЛАЕВНА РЫНДИНА. 29 МАРТА 95-ГО ГОДА

— В ЭТУ НОЧЬ я долго не могла уснуть. Думала о Жене, о его последнем письме. Он сообщал, что благополучно вернулся из Чечни, занимается с молодым пополнением на учебном сборе. Что новой командировки на войну не предвидится: в полку не хватает опытных взводных для работы с новичками. В общем, успокоил: не волнуйтесь, родные, у меня — полный порядок. Какое было счастье неописуемое читать это!
Уснула за полночь. И видится мне поле. Грязь непролазная, слякоть. Бреду в темноте... Вдруг... Какой-то мужчина бежит навстречу, здоровенный такой. Внутренний голос подсказал: это боевик, бандит. Я страшно испугалась, застыла на месте, шагу не могу ступить. Он пробегает мимо, не замечая меня, чумазый, весь в крови. Я поняла, что был бой и что-то случилось с нашими ребятами. Когда опасность миновала, пошла дальше. И вот вижу — впереди лежат два парня. Жутко окровавленные, перепачканные грязью. Я поднимаю одного из них, тащу в какой-то двор. Думаю про себя: надо хотя бы тело спасти. Не знаю, кто это был... Лицо в крови, не разглядеть... Знаю точно, что военный — молодой офицер или солдат...
В эту минуту я проснулась. Вся в слезах. И до самого утра не смыкала глаз. Мучили тяжелые предчувствия: мой сын попал в беду. И я, чего бы мне это ни стоило, должна помочь ему. Вначале решила взять отпуск без содержания и ехать в полк, где служит Женя. Разузнать, что и как... Но потом вспомнила о его письме и немного успокоилась. Мало ли какой кошмар может присниться.

3. НАЧАЛЬНИК ЗАСТАВЫ. 29 МАРТА, НОЧЬ

ЛЕЙТЕНАНТ Рындин и сержант Кривоконь пересекли большак и, скользя по вязкому "пластилину”, двинулись в сторону фермы. К этому времени ночь окончательно вступила в свои права, на расстоянии десятка шагов в густом холодном мраке не видно ни зги. Так что к интересующему объекту можно, не выдавая себя, подойти почти вплотную. Хуже, если у боевиков имеются приборы ночного видения. Тогда увеличивается риск, напоровшись на засаду, попасть в бандитские лапы или схлопотать снайперскую пулю. Но на войне риск и успех идут в спарке. Особенно в разведке. Как там говорил мастер стрельбы по-македонски старший лейтенант Таманцев из "Момента истины”? Ничем не рисковать — ничего не иметь.

В детстве Женя любил примерять военную форму
Осторожно, рассчитывая каждое движение, чтобы не потревожить тишину, они шаг за шагом приближались к ферме...
Неожиданно послышалось урчание автомобильных моторов, темноту просверлили лучи фар. "Одна... две... три пары огней, — сняв автомат с предохранителя, сосчитал лейтенант. — Наши колонны в такое время не ездят. Значит, нохчи. Возможно, прибыли на усиление группы, сосредоточившейся на ферме”.
Погасив фары, машины остановились.
По всем признакам, противник готовит налет на заставу. А может, это армейцы проводят операцию по своему плану? Все-таки надо проверить: разведка не терпит приблизительных данных и неподтвержденных фактами предположений.
— Давай-ка подойдем поближе, — шепнул Рындин.
Кривоконь — воин бывалый. Командира понимает с полуслова. Надо — значит, надо.
Пригибаясь до самой земли, они подобрались к дороге и, напрягая слух, стали всматриваться в темноту.
Тихо хлопнула дверца легковушки. Вышедший оттуда мужчина что-то скомандовал по-чеченски сидевшим в кузовах грузовиков. Те быстро спешились и, развернувшись цепью, двинулись к заставе, явно намереваясь обойти ее с флангов.
— "Духи”, мать их..! — тихо ругнулся сержант.
Лейтенант махнул рукой:
— Сматываемся, быстро!
В этот момент их и засекли. Ночную тишину вспорола гулкая автоматная очередь. Разведчики бросились на землю. Кривоконь — со сдавленным стоном.
— Что с тобой? Задело? — крикнул Евгений, поливая свинцом машины.
— Да! Хана мне, лейтенант!
— Ползи на заставу, я прикрою! — Метнув гранату, Рындин продолжал точными прицельными очередями отсекать наседавших "духов”.
Это был последний в его жизни приказ.
Сержант скрипнул зубами.
— Что... не понял?! — заорал Рындин.
— А как же ты, командир?!
— Не спорь! Живы будем, не помрем! — Вскочив на ноги, лейтенант рванулся в сторону, отвлекая огонь на себя...
Когда в районе фермы началась перестрелка, сержант Золотухин немедленно сообщил по рации на базу, что ушедший на разведку командир ведет бой. "Приготовьтесь к обороне! Высылаем подкрепление”, — последовал обнадеживающий ответ.
Стрельба смолкла минут через двадцать. Все это время Золотухин, сжимая автомат, ждал красной ракеты. Но вдали, там, где начинается лес, метались лишь светлячки трассеров. Сигнала о помощи так и не поступило.
— Наверное, лейтенант решил, что в темноте мы не сможем быстро найти его с Кривоконем, а только подставимся. Не захотел рисковать нами, — сказал, словно оправдываясь, Алексей, отвечая на немые вопросы солдат резервной группы, которые застыли в траншеях в готовности по команде сержанта броситься туда, где шел бой — на выручку попавшим в беду.
До самого утра все на заставе жили надеждой: их лейтенант, такой рисковый, боевой, решительный, не раз бывавший в крутых переделках, обязательно отобьется, ужом выползет из-под огня, обведет вокруг пальца подлых вражин в отстрелке-перестрелке, спасет себя и напарника.
Напарника его по разведке на рассвете обнаружили возле заставы.
— Спасайте командира, — выдохнул истекавший кровью Кривоконь. — Там, там... лейтенант, а я... а меня...

4. ЮРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ РЫНДИН. 31 МАРТА

— У НАШЕЙ мамы — день рождения. Время к вечеру. Готовлю праздничный стол. На часы поглядываю. С минуты на минуту должен приехать старший сын, Вячеслав. Пригородные поезда из Тулы ходят строго по расписанию, так что дорогой гость не заставит себя долго ждать. Да и жена обещала на работе не задерживаться. Отметит по традиции свой праздник с сотрудниками — и скорее к домашнему столу. Жалко, младшего на семейном торжестве не будет. Далеко от родного дома занесла его военная судьба. Хоть бы в Чечню лейтенанта нашего не послали. Зимой уже побывал на этой проклятой войне, хлебнул под пулями лиха. По самые ноздри. А до этого сколько раз, курсантом будучи, по горячим точкам мотался! Пусть теперь учебой с солдатами занимается. Неужто не заслужил передышки?

Колонна идет в горы
Трудную он выбрал профессию. В свое время все мы настаивали, чтобы Женя пошел по моим и Славиным стопам, поступил в технический вуз, получил диплом инженера. А он с детства мечтал об армейской службе, как молодой герой кинофильма "Офицеры”.
Помню, в 90-м году, он был тогда первокурсником, к 23 февраля прислал открытку: "Поздравляю с праздником дорогого папу и брата Славика, желаю здоровья, успехов, счастья в личной жизни. Маму поздравляю с тем, что у нее вырос такой герой, как я, и такой интеллигент, как Славик”. Разве могли мы тогда представить, что спустя несколько лет назовут его этим словом с большой буквы. Указом Президента России...
Телефонный звонок. Снимаю трубку. Незнакомый голос: "Говорит военком. Мужайтесь, Юрий Владимирович... Ваш сын погиб при исполнении воинского долга. Гроб с телом привезут послезавтра...”.
Буквально через несколько минут приехал Славик. С огромным букетом цветов... Вскоре и мама открывает дверь. Смотрит на нас, заплаканных. Крик: "Женя?!”...

5. И ОДИН В ПОЛЕ — ВОИН

К ТОМУ времени, когда прибыла высланная по тревожному сигналу бронегруппа, выстрелов в районе фермы уже не было слышно. Боевики ретировались, отказавшись от намерения атаковать заставу. После непредвиденной стычки с разведчиками они утратили свое единственное преимущество — фактор внезапности. А переть в лоб, зная, что военные приготовились к встрече непрошеных гостей и наверняка вызвали подкрепление, — не дураки же они.

Нечасто вся семья собиралась вместе. Фото на память
Утром, прочесывая местность, бойцы нашли изуродованное до неузнаваемости тело лейтенанта Рындина. В бедре две пулевые раны. Почерневшая, обугленная от страшных ожогов кожа...
Как действовал он, прикрывая отход тяжелораненого сержанта? Как вел себя перед гибелью? Подробности неизвестны, о них можно только догадываться. Оставшиеся в живых участники того боя и мучители отважного лейтенанта — противники. Своих поблизости не было. Кривоконь, скрепя сердце подчинившийся приказу командира, помнит только одно: лейтенант какое-то время вел огонь... Что произошло потом, Александр, то и дело терявший сознание от боли на бесконечно длинном пути к заставе, видеть не мог.
И все же есть доказательства высокого мужества и героизма Евгения Рындина, в одиночку вступившего в неравный бой с целой стаей матерых "волков” — потери противника. Одиннадцать уничтоженных боевиков, взорванная машина с боеприпасами. Цифры, которые опровергают утверждение о том, что один в поле не воин. И дают право скупыми штрихами дорисовать картину боя. Возможно, это будет похоже на легенду. Что ж, пусть. Женя ее заслужил.
"Все, кажется, Саня спасен. Как-нибудь доберется до заставы. Удержать "духов”, пока Сашка отползет подальше”, — с этой мыслью он достал из "лифчика” вторую гранату и, стремительным броском приблизившись к грузовику, послал гостинец в кузов.
Оглушительный взрыв разметал стрелявших из-за машины боевиков, ослепил нестерпимо яркой вспышкой.
"Вот это бабахнуло! — удивился Евгений, не подозревавший, что в кузове сложены боеприпасы. — Так их!”.
Воспользовавшись замешательством дудаевцев, он открыл прицельный огонь. Ползком, перекатом меняя позиции, короткими злыми очередями бил по припадавшим к земле силуэтам, мгновенно реагируя на ответные выстрелы, садил свинцом по огненным посверкам бандитских стволов. Бил плотно, стараясь внушить противнику, что бой ведет как минимум отделение.
Минут десять это ему удавалось. Не подпускал близко "духов”, пока были патроны. А когда пристегнул к автомату последний заряженный магазин, ослабил огонь, отползая к заставе, почувствовал: дело дрянь. "Волки” обложили его со всех сторон. Кольцо неумолимо сжималось.
Он метнул еще одну гранату.
Рывок. Экономная очередь.
Враги все ближе.
Словно огнем опалило бедро. Лютая боль.
Сцепив зубы, он нажал на спусковой крючок. Дернувшись два раза, автомат умолк. Магазин пуст.
Рядом — чужая речь.
Удары тяжелыми ботинками. В живот, в лицо, в поясницу. Соленый вкус во рту. Глубокая беззвучная темнота...
Дудаевские садисты долго пытали его, жгли, наслаждаясь муками офицера. Не ведая того, что он умирает непобежденным. Ибо невозможно сломить дух воина, который остается на поле боя, жертвуя жизнью за други своя.

6. ОН НАЗЫВАЛ СЕБЯЯ БОЕВЫМ МУРАВЬЕМ

РОМАН Барков, одноклассник Евгения:
— Когда мы вместе подавали заявления в военные училища, Женя на полном серьезе спросил меня: "Ты сможешь закрыть собой амбразуру, если потребует боевая обстановка?”. Я не понял: как это, в наше время? И когда он сказал, что сможет, я ему не поверил. А теперь понимаю: для Жени это были не просто громкие слова. Примеряя в мечтах офицерский мундир, он внутренне готовил себя к трудным испытаниям, без которых немыслима военная служба.
Сколько помню его, Женька буквально бредил армией. Говорил: "Вот закончу училище, потом академию, а там и до генеральских погон рукой подать”. В школе его любимым предметом была начальная военная подготовка. Назубок знал характеристики многих образцов отечественного и зарубежного оружия и боевой техники. Бывало, обернешься к нему на уроке, а он играет в войнушку — чертит в тетради тактические схемы...

Родители Жени сохранили целую стопку таких тетрадей. Листая их, чувствуешь: нет, это не только мальчишеская забава. Условные знаки, тактическая обстановка, рубежи, позиции, элементы рельефа местности на листах в клеточку — все выполнено со знанием дела.
Тренинг перед стартом.
Наверное, и впрямь парень был просто рожден для ратной службы. С раннего детства страстная любовь к форме. Чего только у него не было — и бескозырка с фуражкой, и шлемофон, и бушлат, и эмблемы различных родов войск. Позже — книги о Великой Отечественной. С седьмого класса стал выписывать военные журналы.
Вячеслав Рындин, старший брат:
— Однажды, придя домой, застал Женьку за чтением "Зарубежного военного обозрения” (надо сказать, он был заядлым книгочеем, слоняться без дела по улицам, в дискотеке тусоваться не любил, вернется из школы — и сразу же за книжку). Гляжу, изучает статью "Сухопутные коммуникации Турции”. "Зачем это тебе?” — удивленно спрашиваю. А он водит пальцем по схеме: "Так интересно ведь. Смотри — здесь у них уязвимое место и здесь. В случае войны по этим участкам и надо наносить удары. Я все армии вероятного противника по журналу отслеживаю. Пригодится”. Кто ж знал, что воевать ему доведется в родной стране...

Людмила Николаевна Рындина:
— Он был мальчик с характером, Женя наш. Упрямый, настырный. Если что наметил, обязательно добьется. Проигрывать очень не любил. Обязательно быть первым, победить, во что бы то ни стало! Славик часто поддавался ему в детских играх, чтобы не огорчать младшего брата. И первый свой мужской поступок Женя тоже совершил как победитель.
Мы с мужем не хотели, чтобы сын поступал в военное училище. Ведь офицер — трудная и опасная профессия. Тем более сейчас, когда столько горячих точек. Уговаривали: выбери технический вуз, получишь диплом инженера, как отец и старший брат. Он вроде бы согласился, а сам тайком от нас отнес заявление в военкомат. И в один прекрасный день поставил перед фактом: "Пришел вызов из Владикавказского училища. Не сердитесь, родные, это моя судьба. Лучше быть хорошим офицером, чем плохим инженером”.

Родные Евгения не преувеличивают: и характер твердый, и военная косточка были у парня. А главное — верность призванию. На "отлично” сдал вступительные экзамены. Упорно грыз гранит военной науки. Окончил училище с красным дипломом. В полковом коллективе, как записано в характеристике, "за время прохождения службы зарекомендовал себя исключительно грамотным, инициативным, мужественным офицером”.

Майор Александр Бочаров:
— Главное качество его характера — трудолюбие. Именно эта черта выделяла Рындина среди других молодых офицеров батальона. Он мог с раннего утра до поздней ночи не покидать расположения подразделения, если этого требовали интересы службы. Занятия проводил с выдумкой, творчески. Всегда искал какую-нибудь живинку в общении с подчиненными, что-то свое, особенное. Был требовательным, но не грубым. Солдаты к нему тянулись.

Старший лейтенант Фазиль Галин:
— Однажды комбат сделал ему замечание за слабое знание боевой техники. Это было не совсем так: БТР и БМП Женя знал неплохо, только водил не совсем уверенно. Обиду он перенес молча. Но мы-то видели, что упрек задел его за живое. Все свободное время стал проводить у боевых машин, а когда выдался случай, показал командиру и знание техники, и умелое вождение. Так бывало всегда, когда дело касалось его профессиональных качеств. В лепешку расшибался, но правоту свою доказывал.

Майор Василий Комаров:
— Одно то, что его, молодого командира взвода, назначили начальником заставы, говорит о многом. К тому времени лейтенант Рындин уже успел понюхать пороху (это была его вторая чеченская командировка), в трудных ситуациях вел себя мужественно, хладнокровно. Умело и решительно руководил подчиненными. Короче, ему можно было смело доверять людей. За каждого бойца болел душой. Может, потому, установив, что неподалеку от заставы скапливаются боевики, решил лично провести разведку, хотя имел полное право послать группу солдат с сержантом. Пошел на риск, чтобы отвести беду от подчиненных. В этом поступке весь Женя Рындин — надежный боевой товарищ, настоящий офицер.
Отличный стрелок, спортсмен, он был уверен в себе. Ни на минуту не сомневался: в критическую минуту сумеет сделать то, что не под силу солдату... После того ночного боя от жителей Ачхой-Мартана мы узнали о потерях боевиков. Одиннадцать своих они похоронили. Эти сведения были подтверждены и разведкой.

Капитан Виктор Макаров:
— Он называл себя боевым муравьем. Хохмил, конечно. В его характере что-то ребячье осталось с детства. Таким он был вне службы — искренним, неунывающим, общительным.

Боевой муравей... Неутомимый и усердный в работе. Стремительный, отчаянно храбрый в схватке с врагом. Готовый пожертвовать собой при выполнении долга защитника.
Женя не любил громких слов, выразил свое жизненное кредо в шутливом прозвище. Будто предчувствуя роковой поворот судьбы, когда под огнем внутренний голос напомнит о главном: боевые муравьи не сдаются.

7. НАВЕКИ — ЛЕЙТЕНАНТ

ФРОНТОВИКИ утверждают: на войне пули и осколки в первую очередь выбирают самых смелых и благородных. Тех, кто первым поднимается в атаку, прикрывает огнем товарищей, вызывает огонь на себя.
Именно такую линию поведения в бою продиктовала Евгению Рындину его командирская совесть. За други своя...
— Цену его последнего приказа ничем не измерить, — сказал заместитель главнокомандующего внутренними войсками генерал-лейтенант Станислав Кавун, вручивший родителям Евгения Золотую Звезду, которой был увенчан подвиг лейтенанта. — Нет в уставе строки, обязывающей командира жертвовать собой в бою ради солдат. Но есть моральная заповедь: сам погибай, а товарища выручай. Этой заповеди, долгу русского воина до конца остался верен Женя Рындин...

      Юрий КИСЛЫЙ

 источник :сайт журнала "Братишка"

 источник :Патриотический интернет проект "Герои Страны"


 
Рекламные визитки




Реклама
Поиск по сайту
Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет
Все материалы размещенные на сайте принадлежат их владельцам и предоставляются исключительно в ознакомительных целях.
При копировании материала, гиперссылка на
  "Узловский информационный сайт"  обязательна!!!